January 10th, 2013

white_elf

(no subject)

Размышляю о расстояниях во времени и пространстве.
Запрет Паули и принцип неопределнности Гейзенберга звучали бы очень романтично не упирайся они в зубодробительную математику и модели, описываемые только формулами и невнятным мычанием о форме груши. Это как о любви - нельзя сказать что ты любишь человека за форму ушей или манеру завязывать галстук, но эти черты в нем, а за что собственно? Опять форма груши и мычание. Впрочем, лично мне квантовая физика понятней взаимоотношений между людьми и понятно что существуют люди для которых ровно наоборот.
Мой путь от дома до метро километр или 2 остановки или 15 минут пешком это одно и то же для нас понятное и привычное, но что будет если задуматься о том как странно мы измеряем простое в сущности расстояние?
Почему можно измерить алгеброй гармонию цветов и нельзя запахов? Цвет это волна, а значит опять расстояние, а для запахов такого нет... Как описать цвет груши и как описать ее запах?
snow_elf

(no subject)

Хэлка предложила написать про современный роман-антиутопию, а я что-то накатал телегу. Перетаскиваю сюда, мне понравилось ;).

В моем романе пролог бы выглядел как школа где по принципу толерантности через социальные сети красивую здоровую талантливую и образованную белую девочку склоняли к сексу с толстым вонючим быдловатым арабом-колясочником (нужную степень отвратности подставить) потомком поколений на соцпособии потому как он обделенный и нищастный заинтересовался ею, а ее долг толерантности отдаться и быть его пассией. Должны быть отчаяние, беспросветность и слезы девочки, потому как ей очень противно, но если она не наберет по социальным сетям баллов толерантности, то не видать ей высшего образования. Ее родители отдают 90% зарплаты как налоги, она мечтает стать нейрохирургом как отец или разрабатывать новые сплавы как мать, она любит старые фильмы и свою собаку, носит розовые джинсы и учит высшую математику по ночам, потому как в школе сплошная религия в разных формах, основы толерантности, навыки работы с соцсетями и прочие полезные в новой жизни штуки... Пролог остается открытым и завершается фразой "почему ты не хочешь принять и полюбить его, ведь он другой?"

Сам роман будет перелетен новеллами из жизни родителей этой девочки, где каждый из них с своей сфере сталкивается с толерантностью и "особенными людьми".

Нейрохирург работает в большом медицинском центре, забитым койками с людьми-овощами, чью жизнь поддерживает армия машин и медсестер (там будет целый рассказ о том как некий Дж. Смит лежит в этой палате уже 30 лет и каждый день его лежания стоит как та операция на восстановление нерва, которая спасла бы жизнь ребенку и в которой он отказал вчера из-за недостатка места), где каждого пациента и его родственников перед началом лечения подробно расспрашивают о его предпочтениях и заморочках, и врачи стоят в позе рака между выполнением этих заморочек и медицинскими действиями по протоколу и вечные "вы должны были настоять", "вы должны были совершить нужные действия в согласии с религией" - а что делать если кровь надо перелить и нельзя по религиозным соображениям? Клиника ломит немалые деньги за свои услуги и все равно в долгах из-за бесконечных судов и разборок и медперсонал половину времени проводит в этих судах, а вчера вместо бассейна для послеоперационной реабилитации опять подписали строить какую-то часовню или молельню и потом надо будет содержать служителя культа. Наукой заниматься решительно некогда, а в давно вожделенные ординаторы подсовывают студента с дцп и такими руками что в них скальпель никак держать невозможно.

Разрабочик сплавов работает в крупной компании и уныло смотрит на мир сквозь стекло. Эти материалы могут дать человечеству простой шаг к звездам, но никак нет экологического разрешения от Гринписа и не будет, потому как в сплаве используются висмут и бериллий, токсичные сами по себе, в следовых количествах, но есть. И компания будет проталкивать сплав годами, давать взятки, обманывать или просто забить. Ей обидно. Здесь будет много рассказано об оголтелых сторонниках экологии, требующих запретить все опасное и предпочитающих ничего не менять в своем бытии, летать самолетами, разрушающими озоновый слой на конференции по разрушению ознового слоя, о людях, никогда не слышавших о понятиях "естественный фон" и "погрешность измерений", о людях, желающих запретить теорию относительности как несоотвествующую их религиозным представлениям, о том как сложно жить гетеросексуальной женщине, которой наплевать что происходит за закрытыми дверьми спален взрослых дееспособных людей. И о том как получить в столовой нормальное жареное мясо и густой горячий жирный суп!

По школе, медцентру и научному центре постоянно бегают какие-то деятели, требующие обратить внимание, подписать петицию, поговорить о боге, посетить собрание группы поддержки копрофилов и совершить пожертвование, а кто не хочет из слушать, тому снимают баллы толерантности.
Начальство клиники напивается с нейрохирургом и признается в страстном желании все обесточить, взорвать и выгнать балласт к чертовой матери, снизить цены в 20 раз и написать на входе "мы лечим как умеем, а вы молчите как рыбы" - чтобы пациент подписывали согласие один раз и еще контракт кровью против обращения к юристам. Хозяин компании сплавов плачет над трупиком кошки, которую на смогли спасти ветеринары когда клинику захватили придурки протестующие против применения наркотиков к животным.

Напряжение и градус идиотии в новеллах повышается, они все больше объединяются общими персонажами, но развязки не будет, будет эпилог. В нем девочка решительно уничтожает все свои аккаунты в соцсетях и набирает в поисковой строке домашнего компьютера "новый ку-клус-клан вступить" и комп услужливо показывает в истории поиска два точно таких же недавних запроса...