Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

white_elf

(no subject)

В вольной партизанской жизни амана-зеро к беготне по крапиве, перемещению лагерей, спанью в гамаке\на пенке и без палатки, добавилась необходимость добывать еду на месте и копать схроны.
И еще таскать пулемет, он у нс теперь есть.
На этом фоне идее с минометом мы решительно должны сказать "нет!".

Ну или ты, дорогой неизвестный мне друг, который читает это сообщение, вдруг хочешь в партизанскую романтику джунглей, борьбу против захватчиков, духовность, идеологический конфликт тысячелетней давности, новые веяния, медитацию под березой и ночные атаки?

Сегодня еще можно вступить на тропу Хаддана. Не умеешь в страйкбол? Это не смое важное для остроухого партизана.
white_elf

(no subject)

«...- Альфа Три, это Браво Шесть, приём!
- Слышу тебя, Браво Шесть, приём.
- Альфа Три, запрашиваю качественную игру! Дайте лучшее, что у вас есть. Как понял, приём.
- Понял тебя, Браво Шесть. Жду координат, приём.
- Альфа Три, передаю координаты: 25.07-28.07.2019. Повторяю: 25.07-28.07.2019. Как понял, приём.
- Чётко и ясно, Браво Шесть. Ищите укрытие, открываем огонь!..»


Я медитирую эту траву с лета 2015 года и меня все еще вставляет.

Зову с собой, в партизане, джунгли, марш-броски, сон под кустом, гранаты есть, еды нет, ночные штурмы, духовные искания и внутренние конфликты (опционально, в завязках-то все есть).

Кто не умеет в страйкбол, тех учим, тренировки будут, когда грязь засохнет. Кто совсем не умеет и опасается, так в деревне сами не стреляют, а связные нужны.
cold_brown

(no subject)

Кажется, эти истории написаны кровью моего сердца.
Хотя нет, это мед поэзии так течет по венам. Как уж может.

Это история о том, что зло не стоит спасать любовью. Обман спасать незачем. Да, даже у самой темной дряни есть шанс спастись и вернуться, но будет ли она им пользоваться? Или будет, но не так?

Это история про двух женщин, с которыми оно попыталось, но не вышло.

Одна: Теперь Ирис знает - в обмен на все мучения она получила свой шанс, она получила свободу. Смерть не освободила ее, но здесь, где магии больше нет - она снова стала девочкой из Горбов. История ее Белой Розы и ее Хромого закончилась, Ирис снова человек. Теперь она знает, что самое ценное - это человеческая жизнь, обычная, без магии и без желания получить счастье путём чужого горя. Теперь она будет жить и ценить свою свободу до самого конца, который ей приготовила судьба.

Другая: Хозяйка древнего ужаса Жабодава. Та, кого на последней битве не видимый никому Хромой согревал, укрыв своим теплым плащом. Та, кто видела настоящего Хромого, каким его не знал никто из живущих и живших. Та, потеряв которую, Хромой потерял Серебряный Клин. Нет, всё не то. Всё не важно.

Предыстории, которые мы рассказывали Ирис, остались за порогом – их рассказывали словами. Истории для Холеры сохранились в ее снах.

Collapse )

Collapse )
white_elf

(no subject)

...Эпоха Ван (Великого Разделения) длилась несколько сотен лет. Сперва внутри общества заари наростали противоречия в вопросах толкования Арифеаля и Пути Танатвэ (Зарусощидо). Роды заари, что придерживались похожих трактовок, начали объединятся. Конечным результатом стало Великое Разделение. Примерно 1/3 всей популяции заявила, что Арифеаль призывает их к Великому Исходу, а все, кто не откликнется на этот призыв, рискует со временем полностью выродиться и остаться лишь в истории.
Collapse )
cold_brown

(no subject)

Здесь бывает холодно, здесь уже осень, дождь заливает окно редакции и мостовые, мимо бегут люди с кофе, с кипами бумаги, с пленками, с сигаретами, кто-то на кого-то орет по телефону, бубнит радио, стучат клавиши машинок - снова обычная жизнь редакции, как будто не уезжал никуда. Я уже все подписал, все сдал, написал все отчеты, получил деньги, все, снова будут счастливые фермеры и их коровы на соревнованиях по удою, полные стадионы, знаменитости и толпы коллег рядом...
Нет, не все. Стоит быть честным с самими собой. Джунгли Далана зовут меня по ночам, я снова там, среди жары и войны и кто-то остроухий укоризненно смотрит на меня, как будто их легендарный учитель мудрости Танатвэ, то чьих изречения я едва не свихнулся и в переводе, а теперь он вознамерился изложить мне их еще раз и сам. Трава чогу, белый бамбук, водопады у храмов и старик в деревне, с поклоном протягивающий мне деревянную чашку с красными ягодами, названия которых я так и не спросил. Потом я снимал догорающий останки этой деревни (наши ребята схлестнулись с их партизанами), а в голове так и бился вопрос про эти ягоды.
Я торжественно обещал себе уехать оттуда навсегда, но когда шеф будет искать идиотов и добровольцев, я подниму руку раньше, чем он начнет заливать про новые камеры и надбавку за риск.



Collapse )